Закон

Как вернуть вещественные доказательства, если их изъяли?

Как вернуть вещественные доказательства, если их изъяли?

Адвокат Константин Добиков

Адвокат Константин Добиков      17.10.2019

Вещественными доказательствами являются предметы, изъятые следователем в установленном законом порядке, имеющие доказательственное значение по уголовному делу.

В ходе расследования уголовных дел, чаще всего изымается:

  • имущество;
  • денежные средства;
  • ценности;
  • автотранспорт;
  • бытовая техника;
  • предметы быта;
  • информационные носители;
  • документы;

и много другое.

Как вернуть изъятое?

Имущество может быть возвращено владельцу по решению следователя или судьи.

  • Вещдоки могут вернуть владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.
  • Ценности можно вернуть владельцам до завершения производства по уголовному делу. Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании уже сыграла, что делает ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.
  • После возврата ценностей владелец вправе пользоваться, владеть и распоряжаться ими по своему усмотрению и без каких либо ограничений.
  • Возврат не следует путать с передачей на ответственное хранение, последнее подразумевает обязанность владельца сохранять вещдоки до решения суда, чем существенно ограничивает его права.

Заявление на возврат

Чтобы вернуть собственность, являющееся вещественным доказательством по уголовному делу, сам обвиняемый, или его родственник, или владелец должен направить письменное заявление на имя следователя или судьи, где излагается соответствующая просьба, указывается перечень изъятого в ходе производства следственных действий с просьбой о возврате.

Сама процедура возврата не представляет большой юридической сложности. При возвращении предметов их владельцам следователем или судьей к материалам уголовного дела приобщается документ, обычно это расписка.

Адвокат Константин Добиков

Порядок возврата вещественных доказательств по уголовному делу

Зачастую ко мне обращаются с вопросами о том, как возвратить имущество, вещи, изъятые сотрудниками правоохранительных органов в ходе следствия по уголовному делу.

Порядок хранения, учёта и возврата предметов, изъятых в ходе следственных действий, регламентирован ст. ст. 81, 82. УПК РФ.

Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле у лица, осуществляющего расследование, либо у судьи до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных указанными статьями.

При передаче уголовного дела от одного органа дознания другому или от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Понятие вещественных доказательств

Вещественные доказательства — это собранные в установленном законом порядке предметы, обладающие свойствами, способными устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела.

Вещественные доказательства являются одним из важнейших видов доказательств по уголовному делу.

Предметы, которые могут быть использованы в качестве вещественных доказательств по уголовному делу, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу, о чём выносится постановление.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами по уголовному делу признаются:

  • любые предметы, которые служили орудием, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления (например, холодное или огнестрельное оружие, одежда со следами крови, стакан с отпечатками пальцев, замок со следами взлома на двери квартиры, отмычки замков, приспособления для изготовления поддельных денежных знаков и др.);
  • любые предметы, на которые были направлены преступные действия (например, похищенный автомобиль, поддельный диплом и др.);
  • деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления;
  • предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решён вопрос о судьбе вещественных доказательств. При этом:

  • орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • предметы, запрещённые к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности подлежат уничтожению;
  • предметы, не представляющие никакой ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;
  • деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества возвращаются законному владельцу;
  • деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. п. «а»-«в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации (например, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества);
  • документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам и учреждениям;
  • остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъёмки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. После производства следственных действий и в случае невозможности возврата законному владельцу изъятых у него электронных носителей информации, содержащаяся на этих носителях информация копируется и передаётся последнему, о чём составляется протокол. Лицами, которым могут быть переданы (возвращены) вещественные доказательства, являются законный владелец либо государство. Законным владельцем является тот, в чьём владении, пользовании или распоряжении вышеуказанное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершённого преступления или в связи с уголовным делом. Для некоторых вещественных доказательств (например, громоздких предметов, больших партий товаров, скоропортящейся продукции, изъятых из незаконного оборота наркотических средств, алкогольной и спиртосодержащей продукции, денег, ценностей и др.) установлены особый порядок хранения, учёта и возможность их досрочной реализации или уничтожения и утилизации. Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу. Это возможно когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она уже сыграла либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание предмета в распоряжении органа расследования или суда. При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьёй к материалам уголовного дела приобщается документ, подтверждающий данный факт, обычно это расписка владельца, которому возвращены изъятые предметы. Владелец возвращённого имущества восстанавливается во всех своих прежних правах собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда ответственное лицо не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку он обязан обеспечить сохранность переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам законодательством не определён.

Ответственность за сохранность вещественных доказательств

Ответственность за сохранность вещественных доказательств, приобщённых к уголовному делу, несёт лицо, ведущее расследование, а в суде — судья или председатель суда.

Только указанные лица правомочны решать вопрос о возврате вещественных доказательств их владельцу.

В случае утраты или повреждения имущества, предмета, признанного вещественным доказательством и подлежащего возврату законному владельцу, орган власти, не обеспечивший его сохранность, несёт перед владельцем гражданско-правовую имущественную ответственность.

Для возврата изъятых предметов необходимо написать ходатайство о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела на имя следователя или судьи. Данное ходатайство должно быть рассмотрено в трёхдневный срок. В случае отказа в возврате вещественных доказательств, лицо, подавшее ходатайство, вправе обжаловать принятое решение в установленном законом порядке.

Образец ходатайства о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела в орган расследования

Следователю ОРПОТ Дзержинского района СУ УМВД России по г. Перми майору юстиции Петровой А.А.

обвиняемого

Иванова Ивана Ивановича, **.**.1990 года рождения, уроженца г. Перми, зарегистрированного и проживающего по адресу: г. Пермь, ул. Тургенева, д. **, кв. **

  • ХОДАТАЙСТВО
  • О ВОЗВРАТЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
  • ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  • ПРОШУ:

Прокурор разъясняет — Прокуратура Калужской области

Каков порядок и сроки возвращения изъятых в ходе производства следствия предметов, основания, по которым указанные предметы хранятся при уголовном деле?

В настоящее время увеличилось количество обращений граждан, поступающих в прокуратуру по вопросам возвращения владельцам предметов, изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий на стадии доследственной проверки, а также изъятых в ходе производства предварительного следствия.

Согласно ст.

82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Указанной статьей регламентируется порядок хранения изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий, в ходе производства предварительного следствия, предметов.

Данная норма подразумевает, что изъятые объекты, имеющие значение по уголовному делу и признанные вещественными доказательствами хранятся у лица, осуществляющего предварительное следствие, либо у судьи (председателя суда) до того момента, пока по уголовному делу не будет принято соответствующее решение.

  • В отдельных случаях, предусмотренных статьей 82 УПК РФ: предметы, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимость;
  • скоропортящиеся товары и продукции, а также подвергающиеся быстрому моральному старению имущество, хранение которого затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которого соизмеримы с их стоимостью;
  • деньги и ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий — возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.

Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу.

Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она либо уже сыграла, либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.

Возвращение в подобных случаях, например, похищенных вещей или угнанного автомобиля потерпевшему является правильным. Если же принадлежность вещи спорна, ее возвращение до разрешения дела по существу исключено, поскольку речь идет о спорном праве собственности.

При этом возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получившее данное имущество лицо по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т. п.

От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда владелец — хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку у него появляется дополнительная обязанность по обеспечению сохранности переданного ему на хранение имущества.

Читайте также:  Материнский капитал при усыновлении в 2023 году

Срок возвращения предметов их владельцам не определен в уголовно — процессуальном законодательстве, однако исходя из смыла содержания статьи, лица, ответственные за вещественные доказательства, могут возвратить изъятые предметы их владельцам как только, сведения об указанных предметах будут закреплены в материалах уголовного дела, и необходимость нахождения предметов при деле будет исчерпана (то есть все действия, которые нужно было произвести с указанным предметом: опознание, экспертиза и т. д. будут проведены), что и подразумевается формулировкой законодателя без ущерба для доказывания.

Стоит обратить внимание на то, что ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде — судья или председатель суда, соответственно только перечисленные лица правомочны решать вопрос о возвращении вещественных доказательств их владельцу.

Кроме того, статья 82 УПК РФ определяет обязательный для правоохранительных органов порядок передачи вещественных доказательств из одного органа в другой, от органа дознания следователю, в прокуратуру, суд, заключающийся в том, что изъятые по делу предметы должны быть переданы вместе с материалами уголовного дела, при этом сведения о передаче должны отражаться в сопроводительном письме.

При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьей приобщается к материалам уголовного дела документ, подтверждающий данный факт, таковым документом может являться расписка владельца, которому возвращены изъятые объекты.

Прямая ссылка на материал
Поделиться

В настоящее время увеличилось количество обращений граждан, поступающих в прокуратуру по вопросам возвращения владельцам предметов, изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий на стадии доследственной проверки, а также изъятых в ходе производства предварительного следствия.

Согласно ст.

82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Указанной статьей регламентируется порядок хранения изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий, в ходе производства предварительного следствия, предметов.

Данная норма подразумевает, что изъятые объекты, имеющие значение по уголовному делу и признанные вещественными доказательствами хранятся у лица, осуществляющего предварительное следствие, либо у судьи (председателя суда) до того момента, пока по уголовному делу не будет принято соответствующее решение.

  1. В отдельных случаях, предусмотренных статьей 82 УПК РФ: предметы, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимость;
  2. скоропортящиеся товары и продукции, а также подвергающиеся быстрому моральному старению имущество, хранение которого затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которого соизмеримы с их стоимостью;
  3. деньги и ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий — возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.

Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу.

Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она либо уже сыграла, либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.

Возвращение в подобных случаях, например, похищенных вещей или угнанного автомобиля потерпевшему является правильным. Если же принадлежность вещи спорна, ее возвращение до разрешения дела по существу исключено, поскольку речь идет о спорном праве собственности.

При этом возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получившее данное имущество лицо по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т. п.

От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда владелец — хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку у него появляется дополнительная обязанность по обеспечению сохранности переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам не определен в уголовно — процессуальном законодательстве, однако исходя из смыла содержания статьи, лица, ответственные за вещественные доказательства, могут возвратить изъятые предметы их владельцам как только, сведения об указанных предметах будут закреплены в материалах уголовного дела, и необходимость нахождения предметов при деле будет исчерпана (то есть все действия, которые нужно было произвести с указанным предметом: опознание, экспертиза и т. д. будут проведены), что и подразумевается формулировкой законодателя без ущерба для доказывания.

Стоит обратить внимание на то, что ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде — судья или председатель суда, соответственно только перечисленные лица правомочны решать вопрос о возвращении вещественных доказательств их владельцу.

Кроме того, статья 82 УПК РФ определяет обязательный для правоохранительных органов порядок передачи вещественных доказательств из одного органа в другой, от органа дознания следователю, в прокуратуру, суд, заключающийся в том, что изъятые по делу предметы должны быть переданы вместе с материалами уголовного дела, при этом сведения о передаче должны отражаться в сопроводительном письме.

При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьей приобщается к материалам уголовного дела документ, подтверждающий данный факт, таковым документом может являться расписка владельца, которому возвращены изъятые объекты.

Возвращение вещественных доказательств владельцу

Подборка наиболее важных документов по запросу Возвращение вещественных доказательств владельцу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Возвращение вещественных доказательств владельцу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 82 «Хранение вещественных доказательств» УПК РФ(ООО юридическая фирма «ЮРИНФОРМ ВМ»)Принимая решение о взыскании неосновательного обогащения, составляющего стоимость услуг хранения автомобиля, суд в порядке статьи 82 УПК РФ установил, что автомобиль был изъят у истца — владельца в ходе осмотра места происшествия, осмотрен и приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, которое согласно постановлению был возвращено владельцу, а уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования, таким образом, требования ответчика непосредственно к истцу как владельцу имущества об оплате расходов, связанных с хранением задержанного транспортного средства в рамках уголовного дела на специализированной стоянке, в отсутствие его вины в образовавшейся задолженности, являются незаконными.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Возвращение вещественных доказательств владельцу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Изъятие имущества, не принадлежащего на праве собственности лицам, в отношении которых осуществляется уголовное преследование(Зяблина М.В., Великая Е.В.)

(«Законность», 2021, N 1)

В уголовно-процессуальном законе не названы случаи, когда возвращение вещественных доказательств законному владельцу не повлечет ущерба для доказывания . Разброс мнений по этому вопросу довольно широк.

В одном из комментариев к УПК сказано, что нет опасности причинения передачей имущества ущерба доказыванию по делу, если все необходимые следственные действия в отношении вещественного доказательства совершены, оно должным образом зафиксировано, взяты образцы, достаточные для его сравнительного исследования . О.

Головкин полагает, что сам факт передачи вещественных доказательств в большинстве случаев не несет ущерба для доказывания.

Ущерб происходит при преждевременной передаче вещественных доказательств без производства всех необходимых следственных действий, возможность выполнения которых напрямую зависит от непосредственного наличия передаваемых предметов. При совершении указанных следственных действий ущерба доказыванию нет .

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:«Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации»(постатейный)(15-е издание, переработанное и дополненное)(Безлепкин Б.Т.)

(«Проспект», 2021)

3. Возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получивший данное имущество по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение (см. введенный в 2010 г. пункт 1.1 части второй комментируемой статьи), когда владелец-хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом. (Налицо аналогия с частью шестой статьи 115 УПК, согласно которой имущество, на которое наложен арест, тоже может быть передано на хранение «собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу».) Такое хранение, основанное на универсальных правилах статьи 897 ГК, является возмездным, а суммы, расходуемые на эти цели, — подчас значительными, они относятся к процессуальным издержкам (пункт 6 части второй статьи 131 УПК). Споры по поводу таких сумм рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. по делу по иску на сумму свыше 3,5 млн руб. — стоимости хранения 73 контейнеров с контрабандными товарами // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 4. С. 12 — 14). С учетом сказанного представляется, что по общему правилу вещественные доказательства могут быть переданы на хранение лишь тому (физическому лицу или организации), кто в данном деле не является стороной, не имеет в деле собственного интереса. Не могут быть переданы на хранение подозреваемому или обвиняемому находившиеся во владении этих лиц вещественные доказательства в виде имущества, которое, согласно следственной версии, получено в результате преступления и подлежит конфискации (пункт 4.1 части третьей статьи 81 УПК), потому что вещественные доказательства — это часть уголовного дела. Ответственность хранителя вещественных доказательств за их утрату, порчу и т.п. законом не предусмотрена. (Для сравнения: об ответственности хранителя имущества, на которое наложен арест, см. статью 312 УК. Об ответственности органа расследования и суда за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) при обращении с изъятым по уголовному делу имуществом, см. пункт 8 к статье 115 УПК.)

Нормативные акты: Возвращение вещественных доказательств владельцу

Прокуратура разъясняет: можно ли вернуть себе имущество, которое стало вещественными доказательствами?

Большое значение при вынесении приговора, а также при заведении и прекращении уголовного дела играют вещественные доказательства, к которым относятся:

  1. предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

  2. предметы, на которые были направлены преступные действия, в том числе деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

  3. иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Читайте также:  Алименты с договора подряда: удерживаются ли в 2023 году?

Орудия преступления должны быть изъяты у обвиняемого и либо переданы на хранение соответствующие органы, либо уничтожены. Если обвиняемый был оправдан, а виновный не установлен, вещдоки сохраняются для проведения предварительного расследования и установления личности преступника.

Предметы, запрещенные к обращению (фальшивые деньги, наркотики и др.), подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются. А вещи типа архивных материалов, оружия и боеприпасов должны быть переданы в органы, которые контролируют их использование и оборот.

Вещи, которые не представляют никакой ценности, уничтожаются либо могут быть переданы заинтересованным лицам или учреждениям по запросу.

Деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу, а именно тому, в чьем владении, пользовании и (или) распоряжении данное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершения преступления.

Однако деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступлений,  перечисленных в п. «а» — «в» ч.1 ст.104.1 УК РФ, либо являющиеся предметом незаконного перемещения через таможенную либо Государственную границу РФ, подлежат конфискации.

Также описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества.

Исключение конфискации имущества как вида наказания из Уголовного кодекса Российской Федерации нельзя рассматривать как препятствие для применения конфискации имущества, признанного вещественным доказательством по уголовному делу.

Документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству.

Важно учитывать, являются ли данные документы подлинными или поддельными, может их владелец воспользоваться их копиями или ему непременно нужны подлинники, а также способна ли передача подлинника документа заинтересованному лицу отрицательно сказаться на интересах правосудия.

В практике имеют место случаи, когда при наличии документа-вещественного доказательства вопрос о его судьбе при постановлении приговора решается не посредством оставления его при уголовном деле, а иным образом.

Так, например, паспорт умершего (убитого) гражданина сдается в органы, осуществляющие государственную регистрацию актов гражданского состояния по месту регистрации смерти, которые направляют его в территориальные органы ФМС по последнему месту жительства или пребывания умершего гражданина.

Остальные предметы передаются законным владельцам, но если их не удается установить, то переходят в собственность государства.

Возвращение вещественного доказательства законному владельцу не зависит от того, какое процессуальное положение по данному делу он занимает. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации и документы, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты.

Более подробно о вещественных доказательствах читайте в полном сообщении прокуратуры. 

Что могут изъять на обыске и когда вернут?

Тема вещественных доказательств – их изъятия, хранения и дальнейшая судьба, одна из моих «любимых». Заняться вплотную этим вопросом, лежащим на стыке уголовно-процессуального и гражданского права, меня заставила жизнь, а именно один случай, касающийся изъятого автомобиля, произошедший еще в те годы, когда я работал следователем.

Тогда, на примере, иска от собственника изъятого имущества, рассматривавшегося (с учетом апелляции в Санкт-Петербургском городском суде), более двух лет, и блестяще проигранного моими оппонентами, я увидел, сколько ошибок могут совершить не только граждане, но и наши коллеги, пытаясь «вызволить» изъятое, либо получить какую-либо компенсацию за свое имущество.

Что же может быть изъято при обыске (не важно – в квартире, офисе, на складе, в автомобиле или где то еще)?

— «Все»? – конечно нет!

Правильным ответом будет: «все что сочтет необходимым изъять лицо, проводящее обыск».

Расплывчатая формулировка п.3 ч.1 ст.81 Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой: «вещественными доказательствами признаются любые предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела», во взаимосвязи с такой же «безграничной» ч.1 ст.

182, гласящей, что основанием производства обыска является наличие сведений о том, что у кого-то или где-то могут находиться предметы, документы и ценности, имеющие значение для уголовного дела, к сожалению, позволяет следствию и дознанию, достаточно вольно определять, какие предметы и документы изымать в ходе обыска.

Способствуют этому и судебные решения, разрешающие изымать все «имеющее значение для уголовного дела».

Усмотрение того, что имеет значение для дела, а что не имеет, что может служить средством для установления обстоятельств уголовного дела – отдано на откуп лицу, проводящему расследование или конкретное следственное действие – обыск или выемку и соответственно полностью зависит от того, насколько развита фантазия сотрудника правоохранительного органа.

«Скучные» следователи (обычно опытные, проработавшие хотя бы несколько лет, или обладающие большим житейским опытом) – могут определить пригодится ли конкретный предмет (документ) в расследовании дела или нет, прямо на месте обыска, и соответственно сортируют обнаруженное, изымая только то, в изъятии чего есть хотя бы какой-то смысл.

Более «креативные» (может быть – менее ленивые или менее опытные) – действуют по принципу – «берем все, потом разберемся» — вот тогда и появляются коробки с документами, мешки с вещами, содержимое которых, затем месяцами (годами), лежит по кабинетам и коридорам следствия.

  • — Разберутся?
  • — Конечно разберутся!
  • — Когда?
  • — Сказано же – «потом»!
  • Сроки, в которые должны «разобраться», регулируются несколькими нормами Уголовно-процессуального кодекса.

Первая из них — ст. 81.1 УПК РФ – касается только «экономических» статей Уголовного кодекса.

Постановление о признании вещественными доказательствами предметов и документов, изъятых по уголовному делу, возбужденному по «экономической» статье, должно быть вынесено в течении 10 суток с момента изъятия (может быть продлено еще на 30 суток, плюс 5 суток на возврат изъятого, не признанного вещественными доказательствами).

Итого получаем 45 суток. Казалось бы – невыносимо долго, но я бы назвал это особым, «ускоренным» порядком принятия решения по изъятому имуществу — и это в лучшем случае, если «повезет» и уголовное дело расследуется по «экономической» статье.

Вторая группа норм закона – ст.162 «срок предварительного следствия» либо ст.223 «порядок и сроки дознания» УПК РФ в совокупности со ст. 6.1 УПК РФ «разумный срок уголовного судопроизводства».

В случае с расследованием в форме дознания максимальный срок составляет 12 месяцев, что может показаться не разумным.

Однако, в сравнении со сроками предварительного следствия, это еще очень гуманно, так как сроки следствия – законодательно не ограничены.

Казалось бы, что может хуже, чем неограниченные сроки следствия? Некуда ведь хуже, правда? Неправда.

Ведь существует еще малозаметная и вроде бы не имеющая отношения ни к обыску (выемке), ни к вещественным доказательствам, ст. 208 УПК РФ — «основания порядок и сроки приостановления предварительного следствия», которая говорит, что в 4-х случаях (болезнь, розыск, невозможность явки, либо не установление обвиняемого по делу), расследование приостанавливается.

И есть в этой статье часть 6, говорящая о том, что следователь обязан, при приостановлении расследования, хотя бы «рассмотреть вопрос о возможном изменении ограничений, связанных с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, либо об отмене ареста, наложенного на имущество».

Конечно «рассмотреть вопрос о возможном…» — не равно снять арест и вернуть, но хоть что то, ведь так? И снова нет. Данная норма, касается только имущества, на которое наложен арест в порядке ст.ст.115-115.1 УПК РФ, но никак не затрагивает имущество, признанное вещественными доказательствами в порядке ст.ст.81-81.

1 УПК РФ и тем более – имущество (либо документы), изъятые, но по которому никакого процессуального решения не принято.

И если в случае болезни, невозможности явки, или розыска обвиняемого, приостановление следствия обычно имеет хоть какие-то обозримые сроки, то в случае, если обвиняемый не установлен («висяк», «глухарь» — в разных регионах страны используются разные неформальные термины для определения данной категории дел) – решение о приостановлении расследования будет последним решением по делу, так сказать «вечным», при чем, абсолютно законным, по крайней мере по форме. Что же в этом случае будет с изъятыми предметами и документами? Да ничего, будут лежать при деле – в архиве либо ином месте, определенном следователем, до прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (по тяжким преступлениям он составляет 10 лет, по особо тяжким 15 лет, а по некоторым составам Уголовного кодекса – вообще не применяется).

Какой же выход в ситуации, если в ходе обыска, выемки либо осмотра места происшествия изъято имущество, а возвращать его не торопятся? В данном случае может помочь обжалование действий или бездействия следователя (дознавателя), либо обжалование решения о признании предметов (документов) вещественными доказательствами, либо обжалование решения о приостановлении предварительного расследования. В каждом конкретном случае, решение о наиболее эффективном способе возращения имущества должно приниматься индивидуально, с учетом всех обстоятельств дела, так как универсальных шаблонов не существует – каждое дело, каждая ситуация — индивидуальны.

 У кого может быть проведен обыск и что делать если есть предчувствие, что он скоро состоится – можно посмотреть здесь.

О том, в каких случаях следователь может не предъявлять вещественные доказательства для ознакомления, а в каких – обязан это сделать – размышлял здесь.

ЕСПЧ: собственник утраченных вещдоков может требовать компенсацию за них до завершения уголовного дела

19 марта Европейский Суд вынес Постановление по делу «ООО “Гастрономъ” против России» по жалобе фирмы на невозможность получить компенсацию от государства за утрату товаров, изъятых в качестве вещдоков в рамках уголовного дела и дела об административном правонарушении.

У фирмы изъяли принадлежащую ей алкогольную продукцию

В 2011 и 2012 гг. компания «Гастрономъ» приобрела несколько партий алкоголя у трех поставщиков. В дальнейшем УМВД России по Калининградской области в ходе проводимого на складе общества ОРМ изъяло принадлежащую ему алкогольную продукцию.

В апреле 2012 г. было возбуждено уголовное дело по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327.1 УК РФ (изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование), в отношении неустановленных лиц.

Тогда же на складе фирмы был произведен обыск, в ходе которого следствие изъяло часть алкогольной продукции вместе с устройством для печати на акцизных марках и опечатало складские помещения.

В следующем месяце на складе произошел пожар, уничтоживший часть оставшегося спиртного, поэтому следствие изъяло всю алкогольную продукцию со склада и передало ее на ответственное хранение обществу «Деметра».

В рамках уголовного расследования было проведено несколько экспертиз. Согласно двум заключениям экспертов, акцизные марки отдельных наименований алкогольной продукции не были подлинными.

Два других свидетельствовали о подлинности акцизов части спиртного, но при этом выявили непригодность для потребления ряда наименований в связи с истечением срока годности или его несоответствием обязательным стандартам производства.

Читайте также:  Работа по трудовому договору без трудовой книжки: плюсы и минусы, идет ли в стаж

Сначала следствие намеревалось приобщить к вещественным доказательствам все изъятые им товары, однако впоследствии оно отказалось от этой идеи в силу того, что некоторые из них имели подлинные акцизные марки. «Гастрономъ» обжаловал действия следствия, потребовав возврата товара, однако суды отказались удовлетворять его жалобу.

Далее следствие изъяло 15 наименований спиртного с поддельными акцизными марками в качестве вещдоков по уголовному делу, а 75 наименований с подлинными акцизными марками проходили различные проверки в рамках дела об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ (нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции).

Уголовное дело неоднократно приостанавливалось из-за невозможности установить подозреваемого. Так, в последнем постановлении следователя указывалось на невозможность уголовного преследования руководства компании «Гастрономъ» или ее поставщиков в силу недоказанности их умысла на совершение преступления.

Фирме не удалось вернуть изъятое спиртное и получить компенсацию за него

Российские суды отказались признавать компанию виновной в совершении административного правонарушения за недоказанностью последнего и нарушением порядка производства по делу.

Так, суд первой инстанции отметил, что УМВД не представило доказательств необходимости изъятия алкоголя в рамках этого дела.

В то же время суд указал на то, что компания не доказала свое право собственности на изъятые товары, поэтому не вправе рассчитывать на возмещение их стоимости.

Впоследствии апелляция отметила, что согласно экспертному заключению от 1 июня 2012 г.

изъятые товары имели подлинные акцизные марки; изъятие товаросопроводительных документов, подтверждающих законность сбыта алкогольных напитков, произошло одновременно с конфискацией товаров; компания доказала факт собственности на товары. В связи с этим вторая инстанция обязала УМВД вернуть изъятые товары.

В дальнейшем «Гастрономъ» получил соответствующий исполнительный лист на принудительное исполнение решения суда, однако приставы не обнаружили у ответчика разыскиваемого имущества и закрыли исполнительное производство.

В связи с отсутствием изъятых товаров в помещении общества «Деметра» было возбуждено два уголовных дела, в рамках которых компания «Гастрономъ» фигурировала уже в качестве потерпевшего. Одно дело было инициировано в отношении старшего следователя по ст.

293 УК РФ (халатность) за ненадлежащую передачу алкогольной продукции обществу «Деметра», а второе – по факту хищения товара.

Уголовные дела приостанавливались несколько раз, но в июле 2018 года суд признал следователя виновным в халатности, а виновных в хищении товара так и не удалось найти.

После обнаружения пропажи «Гастрономъ» попытался в судебном порядке взыскать с государства компенсацию за утрату имущества на сумму 63 млн руб.

Арбитражный суд отклонил иск компании в связи с преждевременностью и общей недоказанностью права собственности на спорное имущество.

Однако апелляция отменила решение суда и удовлетворила требования истца, указав, что изъятие УМВД контрафактных товаров носило законный характер, однако правоохранительный орган несет ответственность за сохранность вещественных доказательств.

Вскоре окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе решение первой инстанции. Кассация сочла, что истец не доказал ни свое право собственности на товар в силу отсутствия сведений о его оплате, ни законность его производства и сбыта.

Окружной суд отметил, что изъятые ценности имели статус вещдоков в уголовном деле об использовании поддельных акцизных марок, а право заявителя на компенсацию зависело от результатов расследования уголовного дела о хищении его имущества и халатности.

Обращение в Верховный Суд РФ не увенчалось успехом, так как последний отказался рассматривать кассационную жалобу компании.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд компания ссылалась на нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (защита собственности) из-за исчезновения принадлежащих ему товаров, изъятых правоохранительными органами. Кроме того, заявитель указал на тройное нарушение ст.

6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в связи с неисполнением соответствующего судебного решения о возврате товара; общей противоречивостью выводов гражданского и административного судопроизводства; отказом национальных судов присудить ему соответствующую компенсацию за утрату имущества.

В связи с этим заявитель просил ЕСПЧ присудить компенсацию ущерба на сумму 1,6 млн евро, а также возмещение судебных издержек в размере 27 тыс. евро.

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ настаивало на недоказанности права собственности заявителя на спорную алкогольную продукцию.

Российская сторона ссылалась на то, что спорные товары были изъяты в качестве доказательств и их судьба должна определяться после окончания производства по уголовному делу в соответствии со ст.

81 УПК РФ: именно тогда заявитель может обратиться в суд с иском о возмещении соответствующего ущерба.

В доводах на возражения российского правительства заявитель отметил, что именно временное изъятие имущества привело к его утрате. Компания полагала, что исчезнувшие товары не могут быть доказательствами по уголовному делу, исходя из смысла ст. 81 УПК РФ, а национальные власти не выполнили свое обязательство по сохранению изъятого имущества.

ЕСПЧ выявил нарушение права заявителя

Изучив материалы жалобы, Европейский Суд указал на необходимость собственного анализа исследуемых обстоятельств дела, поскольку вопрос о статусе собственника-заявителя не был разрешен национальными судами.

Суд разделил изъятые товары на две группы: вещдоки по уголовному делу и по делу об административном правонарушении, которое было завершено решением суда в 2013 г. В силу исчезновения всех этих товаров, которое приравнивалось к потере имущества по смыслу ст.

1 Протокола № 1 к Конвенции, и отказа российских судов компенсировать их утрату необходимо было определить обоснованность такого вмешательства в права заявителя.

Потеря изъятого имущества обошлась России в 34 тыс. евроЕСПЧ признал нарушение прав коммерческой фирмы, имущество которой, удерживаемое в качестве вещдока, было утеряно правоохранителями

Суд подчеркнул, что правоохранительные и судебные органы обязаны принимать разумные меры для хранения вещественных доказательств, а национальное законодательство должно предусматривать возможность предъявления иска к государству о взыскании ущерба из-за неправильного хранения изъятого имущества. При этом процедура подачи таких исков должна быть эффективной, чтобы собственник мог реально защитить свои права.

ЕСПЧ обратил внимание на то, что арбитражные суды сочли иск заявителя о взыскании ущерба за утрату товара преждевременным из-за незаконченности расследования уголовного дела, которое при этом фактически зашло в тупик.

Суд также отметил необоснованность отказа взыскать ущерб за потерю имущества, изъятого в рамках дела об административном правонарушении, так как оно не имело никакого значения для уголовного дела, однако факт его утраты так и не был расследован должным образом. С учетом изложенного Европейский Суд выявил нарушение ст.

1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с отсутствием у заявителя возможности предъявить иск к государству о компенсации утраченного госорганами имущества.

Относительно порядка определения суммы понесенного компанией ущерба Европейский Суд указал, что некоторые товары пострадали в результате пожара до их изъятия правоохранительными органами в период с 3 по 6 мая 2012 г.

, а согласно нескольким экспертным заключениям часть продукции не соответствовала обязательным производственным стандартам, была непригодной для потребления, имела фальшивые акцизные марки. По этой причине заявитель не мог рассчитывать на продажу товара по указанным им рыночным ценам.

В связи с этим ЕСПЧ отклонил представленное заявителем экспертное заключение по размеру понесенного им ущерба, предложил сторонам определиться по этому вопросу в ходе переговоров и присудил только компенсацию судебных расходов на сумму 3 тыс. евро.

Адвокаты оценили позицию ЕСПЧ

Интересы компании-заявителя представлял адвокат АБ «Баранов, Камасин и партнеры» Сергей Баранов, который высказал удовлетворение выводами Суда.

«Признав нарушения прав ООО “Гастрономъ” и обоснованность заявленных им требований, ЕСПЧ вынес в отдельное производство вопрос о конкретном размере причиненного материального ущерба, предоставив РФ и моему доверителю возможность достичь договоренности о конкретном размере компенсации на основании ст. 75 § 1 регламента Суда в течение трех месяцев», – отметил он.

Комментируя постановление ЕСПЧ, руководитель уголовной практики АБ «Бородин и партнеры», адвокат Михаил Чечёткин заметил, что в России у Европейского Суда сложился образ инстанции, которая защищает человека в его противостоянии с государством, и, как правило, это не связано с коммерческой деятельностью.

В связи с этим российский бизнес редко обращается к юрисдикции ЕСПЧ от имени организаций. «Вынесенное решение вновь дает понять, что отстаивать свои права можно и от лица пострадавшей компании, так как за каждым бизнесом все равно всегда стоит человек.

ЕСПЧ способен разобраться в нюансах правового статуса заявителя и судьбе имущества, оценить действия и решения властей и судов, вынесенные в рамках уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства», – отметил Михаил Чечёткин.

Он также добавил, что, если власти не договорятся с компанией-заявителем и не известят об этом ЕСПЧ, должен быть рассмотрен вопрос о размере компенсации, а на территории России компания может обратиться в суд о пересмотре своего дела по новым обстоятельствам.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко заметил, что пропажа крупных партий продукции после ее изъятия правоохранительными органами является перманентной ситуацией в России, особенно если речь идет об алкогольных напитках.

«Есть подозрение, что возбуждение дел осуществляется изначально по надуманным основаниям, в интересах конкурентов либо с целью введения в бизнес аффилированных с руководителями органов МВД лиц. В дальнейшем такие дела приостанавливаются якобы ввиду отсутствия лица, подлежащего обвинению по ст. 208 УПК РФ.

По мнению органов расследования, эта статья позволяет им держать при уголовном деле вещдоки, но в действительности таким образом бесконечно долго скрывается факт хищения, поскольку дело может пылиться в архиве десятилетиями», – пояснил он.

По мнению эксперта, если было установлено, что алкоголь и акцизные марки не имеют признаков фальсификаций, партия возвращается их владельцу согласно нормам УПК РФ.

«Подтверждающим владение документом является акт изъятия продукции либо протокол ее выемки, в дальнейшем сами правоохранительные органы доказывают в судах этим же документом факт владения товаром на момент его изъятия, поэтому выводы судов о невозможности возврата продукции по причине недоказанности права собственности не основаны на законе», – отметил Евгений Москаленко.

Он полагает, что явные нарушения всегда свидетельствуют об иных причинах, которыми руководствуются правоприменители: «В данном случае схемой принятия решений “следствие – прокурор – суд” наверняка скрывается хищение продукции в системе ОВД».

В связи с этим адвокат выразил удивление выводами ЕСПЧ о невозможности компенсации утраченной продукции. «Акцизная марка дает право на реализацию алкогольной продукции, однако это вовсе не означает, что у последней нет стоимости или владельца.

Собственник имеет право владеть алкоголем, а акцизная марка может быть получена в будущем. Кроме того, поддельные акцизы составляли лишь часть изъятой партии, поэтому непонятно, почему ЕСПЧ отказался компенсировать стоимость оставшейся партии с подлинными акцизами.

Я не увидел препятствий для удовлетворения иска компании к РФ», – отметил Евгений Москаленко.